телефон доверия в америке

В Египте заработал «телефон доверия» для недовольных туристов

Номер для жалоб выдают на прилете

Египетские курорты доступны россиянам всего два месяца, а нареканий собрали уже больше своих давно открытых конкурентов. Судя по постам в соцсетях, многим нашим отпускникам в Египте не по душе почти все, кроме самого Красного моря – состояние отелей, качество сервиса и еды, организация экскурсий, поведение местных, отношение к антиковидным мерам и т.д. А жалобы в Рунете, как выяснилось, отслеживали представители египетского министерства туризма и древностей, которое, получив список претензий, ужаснулось и приняло меры.

c9a0eea31fb2de0bd27de214769f7163

По сообщению египетской туротрасли, с 1 октября туристы смогут пожаловаться на плохой сервис (не только в своих отелях, но со стороны прочей курортной инфраструктуры – магазинов, ресторанов и пр.) напрямую в Министерство туризма и древностей Египта. Бесплатный номер для жалоб и предложений каждый гость получит эсэмэской на прилете, возмущаться по нему можно в рабочие часы на русском, английском и немецком языках.

Новые правила, согласно которым организовывать экскурсионные поездки для туристов смогут только крупные компании с лицензией на этот вид деятельности, которые и понесут, если что, гражданскую и уголовную ответственность за качество оказанных услуг, вступают в силу только с 1 ноября. Но, если верить нашим туристам, прямо сейчас отдыхающим у Красного моря, «индивидуалы» с дешевыми экскурсиями уже сами попрятались.

— А есть еще какие-то признаки того, что власти взялись за сферу обслуживания туристов?

— Ну лично я всегда понимала, куда еду, и никогда не жаловалась. Мне и так все нравится, иначе бы я сюда не возвращалась. Но, наверное, есть проблемы. Кто-то из наших расстраивался, что их любимый рыбный ресторанчик закрылся. Вроде бы проверку какую-то не прошел. А носильщик в отеле не попросил бакшиш, даже странно. Но я сама ему дала. Говорят, вроде бы комиссии какой-то все в отеле боятся.

Подобные проверки, по сообщению египетской туротрасли, идут сейчас по всем курортам провинции Красное море, по их результатам в уже закрыто 9 туристических объектов. А Управление ветеринарной медицины в ходе сентябрьских рейдов по курортным ресторанам, рыбным магазинам и гипермаркетам уже изъяло около 200 кг просроченных рыбы и мяса, а те, кто угощал ими туристов, переданы прокуратуре. Еще ряду отелей под угрозой закрытия предписано в срочном порядке устранить обозначенные их гостями недостатки. И теперь, судя по списку жалоб (плохой ремонт, старая мебель и сантехника, затёртые ковры, ветхое постельное белье, шумные кондиционеры, жадный персонал и пр.), дел у них навалом.

По словам хорошо знающих страну экспертов, египетские водители лихачили во все времена, равно как и дети бедуинов всегда зарабатывали на «белых людях», впаривая им свои нехитрые поделки. А за пандемию местные еще больше обнищали, поэтому и выпрашивают активнее, и носятся быстрее, чтобы обслужить как можно больше клиентов.

По словам нашей туротрасли, запущены в Египет и специализированные дайвинг-туры для ныряльщиков: их отзывы покажут, как обстоят дела в этой части египетской туристической инфраструктуры, ведь в пандемию она простаивала, как и все остальные.

Источник

Телефон доверия для детей и родителей. Зарубежный опыт. * 1136

Федунина Н.Ю.
кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник, Центр экстренной психологической помощи Московского государственного психологического университета, психолог, Центр спортивных технологий (ГКУ «ЦСТиСК Москомспорта»), Москва, Россия
e-mail: natalia_fedunina@mail.ru

Аннотация

В статье представлен аналитический обзор зарубежных материалов, касающихся Телефонов Доверия, их методологических оснований и принципов работы. Работа ТД рассматривается с точки зрения проявления социо-культурно обусловленной системы практик участия и саморегуляции в современном обществе.

Тип: научная статья

* Автор выражает благодарность Ф. Мусаевой, М. Зосимовой и Е. Чурсиной за помощь в работе над статьей

Ссылка для цитирования

Телефонные линии для детей и подростков существуют сегодня во многих странах и являются одной из стратегий интервенции в социально значимых областях[1]. Движение детских телефонов доверия (ТД, Линий Помощи (ЛП), Горячих Линий (ГЛ) и пр.) началось в 1970-е на волне бума открытия ТД [Slaikeu, 1975; Stein, Lambert, 1984]. В 1971г. появился National Runaway Switchboard в Чикаго, а в 1979 и первая европейская Горячая Линия для детей ‘de Kindertelefoon’ в Голландии. В 80-х ТД для детей существовали уже во многих странах мира. Довольно часто они организовывались как подструктура Горячих Линий по домашнему насилию для женщин, но постепенно все больше специализировались на нуждах детей. Сегодня доступ к независимой, конфиденциальной помощи признается одним из центральных аспектов в предотвращении жестокого обращения с детьми, направленного на защиту ребенка и его прав, в частности права свободно выражать свои взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка.

На основании опыта ТД Великобритании, США, Канады, Австралии, Венгрии, Индии и других стран мы рассматриваем положение ТД как практики социального участия, формы саморегуляции общества в стремительно изменяющихся условиях современности.

Судьба движения детских ТД во многом связана с идеями социальной психиатрии и гуманизма, новыми моральными и политическими представлениями и социальными реформами [Schmiedebach & Priebe, 2004; Magaro et al., 1978], что выразилось в акценте на профилактике нарушений, обеспечении устойчивости сообщества и его готовности к кризисным ситуациям [Steury et al., 2004; Bonanno, 2004]. Объектом таких практик является не только отдельный индивид (каждый должен быть услышан), но группа, сообщество [Berhman, 2002; Dyregrov, 1989, 1999, 2001; Terr, 1992; Reyes & Elhai, 2004; Raphael et al., 1996; Dyregrov, 1999].

Профессиональные и волонтерские, государственные и неправительственные ТД являются важным средством регуляции, самоорганизации в обществе, реагирования на социальные процессы и изменения, формами участия, небезразличия, зрячести и самоподдержки общества в отношении острых для него проблем. Философия практик ТД отражает развитую гражданскую позицию, чувство коллективной ответственности, признание ценности жизни всех членов группы [McFarlane, 2000], моральную чувствительность к боли и страданию другого человека [Shalev, 2000], понимание обществом происходящих в нем процессов и изменений.

[1] За рубежом наиболее распространенные обозначения – helpline, hotline. Принятое в русском языке «телефон доверия» пришло к нам из Чехословакии и Польши. В 1964 году д-р Мирослав Плзак создал в Чехословакии «Линию доверия» (Linka duvery), а в 1967 году в Гданьске и Вроцлаве, возникли два отделения помощи по телефону – «Телефоны доверия» (Хачатурян). Сегодня с развитием телекоммуникационных и информационных технологий формы действия Линий Помощи не ограничиваются телефоном. Линии Помощи используют разные технологии, в частности он-лайн консультирование. Поэтому обозначение helpline, hotline (по функции) или kidsline, childline, parentline (по адресату) представляется нам более адекватным, чем телефон доверия. Однако ради удобства в статье мы будем оперировать этим устоявшимся в нашей стране понятием – телефон доверия (ТД).

Источник

В Детском телефоне доверия назвали самые беспроблемные регионы РФ

orig 1542887417a42558be3a8401127678acc9f13c68c9

Больше восьми лет в России работает Детский телефон доверия, и за это время профессиональные психологи помогли огромному количеству людей: как детям, так и взрослым — по самым разным темам. Однако до сих пор не все еще россияне знают о существовании этой жизненно необходимой службы.

Руководитель департамента коммуникаций Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, кандидат психологических наук Оксана Иванникова рассказала Федеральному агентству новостей все подробности функционирования ДТД.

Единый общероссийский Детский телефон доверия 8-800-2000-122 был создан фондом при содействии субъектов РФ и начал свою работу 1 сентября 2010 года. На сегодняшний день на него поступило более 8,7 миллиона звонков от детей, подростков и родителей. Он не только бесплатный для всех звонящих с любого телефона, но и анонимный. Фонд оплачивает трафик, обучение специалистов и рекламу службы.

full 15428895977d2672811a5be591ac92c3e0d2b80f27

Быть психологом — обязательное требование

— Оксана Вячеславовна, сколько всего на данный момент задействовано регионов?

— Телефон доверия работает во всех субъектах Российской Федерации, кроме Крыма. Минувшим летом подключился Севастополь. Республика Крым, к сожалению, из-за проблем со связью пока не имеет возможности подключиться. Поэтому звонки его жителей попадают либо в Севастополь, либо в соседние регионы. Всего у нас более 220 центров (их количество периодически меняется), в которых работает 1100 специалистов.

— Какие специалисты работают у вас, где набираются и обучаются, получают ли они зарплату?

— Вы сказали, что должно быть психологическое образование. А если только педагогическое?

— Нет. Человек должен быть психологом — это обязательное требование.

— Почему количество центров меняется?

— Тут все решают регионы. Иногда где-то идут какие-то реорганизации, и, например, какой-нибудь центр закрывается. Где-то, наоборот, чувствуют, что не справляются, и подключают еще один. Все центры связаны единым номером (8-800-2000-122), и если, например, абонент совершает звонок и в первой по цепочке службе все консультанты заняты, то он переадресовывается на вторую и так далее.

full 1542887436e670b43aa446e63c4bd2f087b5b77f67

Сверстники, родители, школа

— Кто чаще всего звонит?

— В год телефон доверия принимает в среднем около миллиона звонков, из них 60% — это дети и подростки. Дальше — родители, опекуны и еще так называемые «иные» (сюда попадают все: бабушки, дедушки, неравнодушные соседи, учителя и т. д.).

— Какие самые частые темы обращений? Что больше всего беспокоит детей и подростков в России?

— На первом месте у детей и подростков, безусловно, — отношения со сверстниками. Сюда, соответственно, входит все: и любовь, и дружба, и принятие-непринятие в компанию, и тому подобное. Начиная с определенного возраста, у подростков все это выходит на первый план: «популярна ли я», «хотят ли со мной дружить», «смеются ли надо мной», «пользуюсь ли я популярностью у девочек, у мальчиков», «есть ли у меня любовь» и так далее.

— На втором месте среди главных тем, как можно предположить, — взаимоотношения с родителями?

— Да. Здесь, соответственно, тоже есть непонимание, какие-то конфликты, протесты: «мне не нравятся твои друзья», «не смей красить волосы в зеленый цвет» или «я хочу, чтобы ты поступал в этот вуз». А ребенок хочет чего-то другого.

И, наконец, третья тема — это школа. Здесь, в основном, — отношения с учителями и стрессы из-за экзаменов. Очень тяжело им даются вот эти все ГИА и ЕГЭ. Все эти неудачи… Дети боятся не справиться, не оправдать ожиданий, они находятся под постоянным прессом: надо заниматься и учиться, учиться и заниматься. Им в этом плане очень тяжело.

full 1542887319e2bf153870a8083984a328fa98e1c42f

«Я сейчас спрыгну»

— На самом деле, нет. Здесь есть совершенно разные «фазы» и состояния. Например, так называемые суицидальные мысли. Если такое произошло с кем-то из его знакомых или ребенок увидел репортаж об этом, он начинает думать. Его это беспокоит и волнует.

Есть суицидальные намерения, когда ребенок говорит: «Я хочу умереть. Меня никто не понимает, никто не любит». Есть уже принятое решение. Когда ребенок, например, стоит на крыше, звонит нам и говорит, что он сейчас сделает.

— Даже так бывает?

— Конечно. И здесь главная задача психолога — предотвратить, как бы снять самую острую ситуацию. В дело идут какие-то уловки, когда он говорит ребенку, к примеру: «Дует очень сильный ветер, тебя не слышно. Отойди, пожалуйста, подальше от края, зайди в подъезд, давай оттуда поговоришь». То есть надо хотя бы отодвинуть его от этого края.

А есть состояние после суицидальной попытки, когда ребенок уже что-то предпринял или родители звонят: «Мой ребенок попытался покончить с собой, что делать?» Тогда родители и психолог разбираются — что его к этому привело? Одиночество? Несчастная любовь? Двойка на ЕГЭ?

К сожалению, количество звонков на тему суицида растет. Когда мы начали фиксировать их в 2012 году, было чуть больше четырех тысяч, а в 2017 году — уже 9,5 тысяч.

full 154288728580a993899c5ac47646edf20d176b9a38

Нюансы анонимности

— Не так давно среди родителей настоящий ужас вызывали так называемые «группы смерти»…

— Да, когда была вся эта история с «синими китами», поступило очень много звонков именно от родителей: «Как мне понять, что мой ребенок может это совершить?» или «Что мне делать, как это предотвратить?». Хорошо, что родители беспокоятся о состоянии своих детей. Но плохо, когда журналисты начинают сеять панику.

— Допустим, ребенок стоит на крыше. Я так понимаю, самое ужасное здесь то, что психолог зачастую не может сообщить об этом в полицию?

— Это самый острый и сложный момент, потому что, по закону, любой взрослый, который является обладателем информации о каком-либо событии, угрожающем жизни ребенка, обязан об этом сообщить. С другой стороны, принцип телефона доверия — анонимность. Бывают, конечно, ситуации, когда можно попросить детей раскрыть данные о себе. И они на это идут. Потому что если, например, говорить о попытке суицида, — когда человек понимает, где именно находится ребенок, он должен сделать все возможное, чтобы предотвратить трагедию.

— Но тут не все просто, так?

— Именно. Есть один нюанс. Совсем необязательно ребенок попадает своим звонком именно туда, где он проживает. В больших регионах, например в Красноярском крае, есть несколько служб, и ребенок, проживающий там, с одинаковой вероятностью может попасть как в службу в Красноярске, так и в Канске или еще куда-нибудь. То есть ты никак не сможешь догадаться, где он в настоящий момент находится.

Это очень сложные моменты. Был случай, когда девочка шла по дороге и ей показалось, что ее преследуют. Вечер, она испугалась — вдруг это какой-то маньяк. Девочка позвонила, но разговор прервался. Она уже была готова рассказать, кто она и где, но просто не успела… Тогда мы попытались оперативно связаться с оператором, чтобы выяснить, откуда был звонок, и с полицией — и как-то определить ее местонахождение (отмечу, что звонки не фиксируются, и определителя номера в службах нет).

full 1542888514afe8a1a686f08fd8bf67dc05fb2a24a0

Кому ты можешь доверять?

— Тема насилия тоже ведь остро стоит в нашем обществе?

— Это очень тонкая грань — как помочь ребенку, не вмешавшись в семью? И как спасти ребенка, если происходит что-то страшное? Когда ребенок звонит и говорит, что его систематически избивает или, не дай бог, насилует отчим, психолог будет с ним работать и задавать вопросы.

Ребенок при желании может сказать: меня зовут так-то, я живу там-то, я хочу, чтобы мне помогли и остановили этот кошмар. И тогда психолог будет обязан сообщить об этом, чтобы спасти ребенка. Он обязательно скажет: «Дорогой Вася, ты понимаешь, что если сейчас назовешь свои фамилию и адрес, и ты мне говоришь, что тебя каждый вечер избивают или тушат о тебя сигареты, я буду вынужден заявить об этом, к вам домой придет полиция, и начнется расследование. Ты готов к этому?»

Если речь идет о «простых» для нашего общества подзатыльниках, затрещинах или ремне, применяемых родителями, ребенок в 99% случаев скажет: «Нет, я не хочу, чтобы об этом знали чужие люди. Научите меня, как действовать, как не провоцировать скандалы дома. Как справиться с агрессией пьяного отца».

— Допустим, психолог чувствует, что есть реальная опасность самоубийства. Он же сначала попытается узнать — кто ребенок или где?

— Нет, вначале специалисту нужно установить с ним контакт. Потому что если он задаст какой-то вопрос, который ребенка испугает, тот просто бросит трубку. Поэтому психолог старается максимально долго с ним говорить, чтобы установить этот самый контакт, чтобы ребенок начал ему доверять. И тогда потихонечку, по шажочку, он будет что-то сообщать о себе. Если же психолог смог довести его до того состояния, когда ребенок все ему рассказал, поплакал, они все обсудили и решили проблему, то уже нет нужды узнавать, где он живет и как его зовут.

— Проблемы для каждого возраста могут же ведь отличаться?

— Безусловно. У детей помладше такие, например, проблемы: «Папы с мамой нет дома. Поговорите со мной, мне одному страшно» или «Не могу решить задачку по математике, а родители будут ругать». Тогда консультант может даже и помочь с уроками. А еще так бывает: «Родители разводятся, я не хочу этого» или «У меня родился братик (или сестренка), и мне кажется, что родители меня разлюбили. А его (ее) любят больше». Это обычная ревность у старших детей, когда в семье появляется новый ребенок. И с этим тоже надо работать: убеждать, рассказывать, что его по-прежнему любят. К сожалению, не во всех семьях родители находят время и желание поговорить, объяснить и как-то правильно донести всю эту ситуацию до ребенка, просто обнять и сказать, что он по-прежнему любим.

full 1542887756e72d12adc002baeec4a8d7703eb87672

На Кавказе — другой менталитет

— Откуда делается больше или меньше всего звонков? Назовите, пожалуйста, самые проблемные и беспроблемные регионы РФ.

— Знаете, тут надо учитывать много факторов. Это зависит и от количества служб, и от квалификации работающих там психологов, и от информированности населения, да и от потребности в такого рода помощи. Если, например, в регионе нет большой потребности, то нет и смысла создавать там, скажем, десять служб. Или в регионе есть сразу шесть служб, но о них мало кто знает, номер 8-800-2000-122 не стал известен каждому ребенку и родителю — тут тоже не будет звонков.

Тем не менее, все равно есть лидеры. На сегодняшний момент это Московская область, Кемеровская и Челябинская — в них традиционно очень большое количество звонков. Еще Екатеринбург, Красноярск, Оренбург, Санкт-Петербург… Из федеральных округов впереди Сибирский и Уральский, там больше всего звонков. Традиционно меньше всего их на Дальнем Востоке и на Кавказе.

— А Москва?

— Столицу и Московскую область сложно разделить. Жители Подмосковья вполне могут попадать в столицу и наоборот. В целом, Москва и область в сумме дают, конечно, существенное количество звонков. Но это из-за количества людей, здесь живущих.

Самые низкие показатели — это, конечно, в республиках Кавказа, что объяснимо с точки зрения менталитета. Там совсем другие отношения между родителями и детьми. Да и вообще, там традиции немножко другие, нет многих проблем, которые имеются у среднестатистического ребенка в средней полосе или на Урале.

В Калмыкии тоже очень мало звонков, — но, здесь, скорее всего, в силу не слишком большого количества жителей.

А вот в тех субъектах, где до людей доносится информация о существовании этого телефона, где есть достаточное количество служб, где они работают в круглосуточном режиме (потому что ночью, к сожалению, тоже есть острые звонки), где есть реклама, где эффективно работают психологи, — вот там, конечно, большое количество звонков.

— Кстати, а что у вас является хорошим показателем — когда много звонков или когда мало?

— Это очень сложный вопрос. Мы одновременно считаем, что и большое количество звонков — не очень хороший признак, и малое. Если их мало, это значит, что люди либо не знают о существовании телефона доверия, либо не доверяют ему по каким-то причинам. Например, ребенок попробовал, но его плохо проконсультировали и не помогли, или он звонил, но не дозвонился.

Соответственно, когда идет рост звонков, это значит, что у людей много проблем или просто в регионе провели очень хорошую грамотную рекламную кампанию, донесли до детей и родителей информацию о том, что существует такая возможность получения бесплатной анонимной экстренной психологической помощи, и люди стали этим пользоваться.

Это не значит, что у них много проблем. Потому что если мы рассмотрим всю тематику, она в большей степени-то может быть вполне безобидной: «я не очень внешне привлекательная», «у меня нет мальчика», «мы поссорились с подругой, и как мне помириться», «как мне выбрать вуз» или еще что-то такое. Острых звонков-то не очень много.

— Вот бы все они были такими!

— Конечно, нам бы всем хотелось, чтобы это были беспроблемные звонки. Хотя очень часто то, что нам, взрослым, кажется ерундой, для ребенка — трагедия. Он еще не умеет справляться с проблемами.

full 154288829375409edcde7a57e55e02a175656c23b4

«Тебя никто не осудит»

— Могут ли быть такие ситуации, когда подросток, не дай бог, стоя на крыше дома, один раз позвонил — не дозвонился, ну и ладно… И трагедии не избежать…

— Все может быть. Именно поэтому психологи всегда объясняют это людям, которые звонят просто так, ради развлечения или шутки.

— Такие тоже есть?

— Конечно. Мы не считаем данные звонки оказанными консультациями, но и они фиксируются. Как ни странно, но эти звонки для детей-подростков тоже важны — ребята приобретают некий опыт, понимают, что с ними разговаривают, что это точно телефон доверия, и их при этом не спрашивают, как зовут и где живут. Возможно, в следующий раз они уже позвонят из-за какой-то действительно серьезной проблемы.

Но мы всегда в таких случаях говорим: вот, пока ты, грубо говоря, развлекаешься, сейчас, может быть, звонит кто-то, кому остро нужна помощь. До них пытаются донести мысль, что занимать линию не надо.

— Чем вы гордитесь больше всего? Что доставляет вам наибольшую радость?

— Мы гордимся, что в России была создана такая служба, что она успешно работает, что у ребенка, подростка и родителя в любой точке страны, даже самой отдаленной, есть возможность получить помощь профессионального психолога — бесплатно и анонимно. Несомненно, телефон доверия нужен всем — и детям, и подросткам, и их родителям.

Мама с сыном, допустим, поругались, разошлись по разным комнатам, каждый из них позвонил, с каждым поговорил психолог, они вышли, решили все свои вопросы, обнялись, и все счастливы. То же самое касается и подростков, которые еще не очень понимают, что есть какие-то необратимые действия, поэтому склонны порой к резким словам и решениям. И вот они могут позвонить, поговорить, все обсудить.

Тебя никто не осудит — ни за какие мысли, ни за какие поступки. С тобой поговорит психолог, который объяснит, что с тобой происходит, он подведет тебя к тому, — не подскажет и не расскажет, как тебе жить, — а он вместе с тобой пройдет путь до какого-то решения. Как правильно, как будет лучше именно для тебя! Либо специалист поможет выстроить отношения с подругой, парнем, учителем или родителями. Чтобы не было конфликтов, чтобы все вопросы решались мирно. Собственно, у нас все направлено на то, чтобы все были счастливы. Это наша основная цель.

Ранее представитель ДТД психолог Светлана Шевченко рассказала, как можно было избежать трагедии в керченском колледже. В следующем материале она объяснит принцип работы интернет-службы официального сайта Детского телефона доверия, а также каковы функции онлайн-чата.

Источник

Телефон доверия

Телефон доверия — один из видов социально значимых услуг. Предоставляет возможность анонимного телефонного разговора с квалифицированным консультантом.

В ходе разговора абоненту может предоставляться информация и психологическая поддержка, а абонент может передавать сведения консультанту. Телефон доверия часто используется для консультирования по сложным, противоречивым темам, обсуждение которых в личной беседе может быть затруднительным: межличностные и сексуальные отношения, стигматизированные болезни, употребление наркотиков, преступления.

Содержание

История

В 1958 (по другим данным в 1952) году в Лондоне заработал первый телефон доверия. Его основатель, англиканский священник Чад Вара, прочитал в газете о росте количества самоубийств и подумал, что этим людям не с кем было поговорить и поэтому они решились на такой отчаянный шаг. Тогда он дал объявление в газету с номером своего телефона и приглашением поговорить. Ему часто звонили. С тех пор телефоны доверия работают во всем мире.

Базовые принципы

Консультирование по телефону доверия строится на нескольких базовых принципах:

Кроме базовых принципов, персонал каждого телефона доверия вырабатывает свою методику консультирования, набор правил и установок для консультанта.

Консультанты

В качестве консультантов выступают психологи или добровольцы, прошедшие специальную подготовку. Консультанты проходят обучение по формированию навыков телефонного консультирования, развитию толерантности и изучают теоретический материал. Работа консультантов отслеживается супервизорами (профессиональными психологами, психиатрами или социальными работниками), задача которых — поддержание мотивации и достаточного уровня навыков консультанта, проведение обучающих занятий.

Финансирование

Финансирование работы телефона доверия возлагается на родительскую организацию или осуществляется за счет денежных фондов или грантов. Работа добровольцев может быть и бесплатной, мотивация в таком случае обуславливается важной социальной ролью телефона доверия, возможностью развития собственных навыков, общения или самовыражения.

Горячая линия

Следует отличать телефон доверия от горячей линии, так как в работе последней меньше базовых принципов, как правило, не предоставляется психологической поддержки и основная задача заключается в сборе или предоставлении сведений.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector